Вернуться к обычному виду





Система планирования отсутствий

Статьи

25.03.2010

Эволюция женского образования в россии в XVIII-ХIX веках

Эволюция женского образования в россии в XVIII-ХIX веках

Н.Н. Рябова,

доцентМосковскогоинститутаэлектроннойтехники

В демократическом государстве юридический статус гражданина не зависит от пола. Однако во многих регионах мира половая принадлежность по-прежнему остается значимой для определения правового положения лица.

С постановки вопроса о формальном равенстве всех людей перед законом начинаются и перемены во взглядах на роль и значение женщин в обществе.

Это сейчас статья 19 Конституции РФ говорит о том, что мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Но так было не всегда, и не так давно женщины стали равны с мужчинами в правах. Не всегда женщины имели право на образование и участие в партиях и благотворительных организациях, не говоря уже об избирательном праве и о работе женщины на государственной службе. Даже свой отдельный паспорт долгое время женщина иметь не могла, как и жить отдельно и независимо от мужа.

Как писал В.О. Ключевский, «чтобы знать, куда мы идем, нужно знать, откуда мы пришли». Для того чтобы наглядно представлять положение женщин в Имперской России в XVIII-XIX вв., обратимся к вопросу о женском образовании.

Право на получение образования всегда считалось привилегией мужчин. Стремительная петровская эмансипация статуса русской женщины коснулась только представительниц высших сословий; что же касается крестьянок, то те оставались бесправными. В большинстве семей в XVIII веке дочь считалась «отрезанным ломтем», совершенно бесполезным. Более того, она для родителей была еще и бременем, поскольку именно на них возлагалась часто нелегкая забота - выдать её замуж. Именно брак, выполнение роли супруги, матери, хозяйки дома в то время являлись предназначением женщины, и это было целью жизни подавляющего большинства женщин.

Но уже при Петре I такой вопрос, как замужество, был связан с образованием: своим специальным указом Петр I предписывает: неграмотных дворянских девушек, которые не могут написать хотя бы свою фамилию, - не венчать.1 Таким образом, впервые в законодательстве затрагивается вопрос женского образования, но пока еще не развивается активно.

Нередко матери препятствовали получению дочерьми образования. Вебер в 1716 году пишет: «Пять лет назад, когда самых молоденьких и красивых русских девиц, по примеру их братьев, отправляли за счет их родителей на житье в Кёнигсберг, Берлин, Дрезден и др. города, для обучения иноземным нравам и языкам, а равно и работать, родители возражали против этого, полагая, что эти юные девочки не устоят «перед иноземною галантностью, и честь их может быть подвергнута опасности», и тем отклонили предложение».2 Тогда родители просто не захотели тратить деньги на образование своих дочерей.

XVIII век положил начало просвещению женщин. В указе от 31 января 1724 г.3 Петр I вменяет в обязанность женским монастырям попечительство об образовании сироти детей обедневших дворян. В указе говорится: «Монахиням в служении нищих равное же определение, также и монахам своего пола, также несколько монастырей определить, где всех сирот обоего пола принимать, обоих сортов, то есть без призрения после родителей оставшихся и подкидышей, которых воспитывать мужского до 7 лет, а потом отсылать в школы определенные; а женского пола обучать грамоте, также следующим навыкам: пряжи, шитья, плетению кружев (для чего надлежит выписать из Брабандии сирот, которые выучены в монастырях)». И вплоть до царствования Екатерины II

' В.С. Иконникова«РусскаяженщинанаканунереформыПетраВеликогоипосленеё»С.68.

2 В.С. Иконникова«РусскаяженщинанаканунереформыПетраВеликогоипосленеё»С.68.

3 ПолноесобраниезаконовРоссийскойимперии, т.VII4450.

женские монастыри и несколько школ староверов остаются единственными постоянными учебными заведениями, доступными всем, а также малолетним дочерям бедных семей.4

Реальный прогресс в области женского образования произойдет только в царствование Елизаветы Петровны. В 1754 году основывается несколько государственных школ для девочек. В середине XVIII века открываются частные пансионы, которые сыграют значительную роль в образовании детей обоих полов. Первая публикация о таком заведении в Петербурге появилась в «Петербургских Ведомостях» в 1749 г. Как пишет в своей статье Э. Эндерлей, «рядом с этим частным образованием государственные школы представляются скорее посредственными: они редки и готовят девушек лишь к роли супруги и хозяйки дома».5

Во второй половине XVIII века, при правлении Екатерины II положение дел с женским образованием значительно улучшается. В это время в России появилась первая и единственная женщина - президент Российской Академии наук, ею стала княгиня Екатерина Дашкова. 30 сентября 1783 г. Екатерина II издает указ, в котором говорится: «Княгиня Екатерина Романовна! Прочитав доклад ваш о заведении Российской Академии, Мы с особым удовольствием приемлем в нем вами представляемое, повелевая: 1) Председательство в ней препоручаем вам на основании, в докладе вашем изображенном». Таким образом, Екатерина II полностью поддерживала идею Е.Р. Дашковой об открытии Российской Академии наук. При Е.Р. Дашковой Академия успела написать и издать Российский этимологический словарь. Е.Р. Дашкова подарила Академии свою прекрасную библиотеку, на ее же средства был основан и лучший журнал того времени - «Собеседник любителей российского слова».

Однако сама княгиня Дашкова пишет о своем образовании: «Мы учились четырем языкам: по-французски говорили бегло; один статский советник давал нам уроки итальянского языка; а господин Бекетов занимался с нами по-русски, - впрочем, тогда только, когда мы удостаивали его своим вниманием (кроме того, учились по-немецки). В танцах мы делали большие успехи и несколько умели рисовать». Это образование считалось превосходным для девушки в XVIII-го века. Сама же Дашкова дает следующую оценку такого образования: «При таком модном внешнем образовании кто бы мог, - пишет она, - усомниться в совершенстве нашего воспитания? Но что было сделано для того, чтобы облагородить сердце и развить ум? Решительно ничего». По части наук девушек обучали только иностранному языку и декламации. В основном, образование девушки того времени было недостаточно не столько в количестве, сколько в качестве. Ведь в самой основе воспитания дочери лежало вовсе не желание дать ей профессиональные навыки и развить эрудицию, а прежде всего стремление составить для нее блестящую «партию», т.е. желание как можно выгоднее выдать её замуж.

1 сентября 1763 г. был издан манифест с приложением Высочайше утвержденного проекта генерал-поручика Бецкого «Об учреждении в Москве Воспитательного Дома, с особенным госпиталем для неимущих родильниц». В манифесте говорится: «…Определяем быть ему государственным учреждением, и повелеваем всем местам правления Нашей Империи предписанные и в том и другом права и преимущества тому Воспитательному Дому принимать и почитать

4 Е. Лихачева. Материалыдляисторииженскогообразования. С.43.

5 Э. Эндерлей«ЖенскоеобразованиевРоссииXVIIIвека».

Нашим гражданским узаконением». В Высочайшем утвержденном в 1763 г. 26 августа докладе действительных тайных советников князя Шаховского, Панина и графа Минихаговорится: «…Рассмотрев план, поднесенный Вашему Величеству от генерал-поручика Бецкого, об учреждении в Москве Воспитательного Дома приносным детям с госпиталем для бедных родительниц, мы в собрании, исполнении это Высочайшее повеление, находим, что основание и содержание этого Дома учреждается на едином добровольном подаянии от публики, и потому не может быть ни малейшее отягощение штату Вашего Императорского Величества, неже подданным Вашим».

В своем докладе Бецкий говорит: «…Тех невинных детей, которых злосчастные, а иногда и бесчеловечные матери покидают, оставляют (или, что злее, и умерщвляют), которые хотя от законного супружества, но в крайней скудности родясь, от родителей оставлены и слепому счастью преданы бывают, для того, чтобы от тягости воспитания их освободить, и самим удобнее пропитаться можно было. Каким образом приносимые в сей Воспитательный Дом обоего пола младенцы принимаемы должны быть… »

Здесь видим первое упоминание о том, что в Воспитательный дом принимаются не только мальчики, но и девочки. Что же касается самого воспитания - «с таким же крайним рачением и порядком, как мужской, так и женский пол воспитывать быть должны. Пренебрежением этого не меньше было бы несправедливо, сколько и не благорассудно и вредно; почему при воспитании этом, наблюдая пристойность пола, обучаемы быть могут таким же образом, по возрасту их лет».

В главе второй «О принимаемых в Воспитательный Дом младенцах» говорится о порядке воспитания мальчиков и девочек: «от 7 до 11 года как мальчики, так и девочки ходят по одному часу на каждой день в школу, учатся читать и первым основам веры, для вкоренения в них заблаговременного страха Божьего. В эти же годы мальчики обучаются вязать чулки, колпаки сети и прочее, также привыкают к садовой работе; а девочки упражняются в пряже, в вязании, в тканье лент и тесем, в плетении кружев и прочего. От 11 до 14 лет мальчики, по силе своей и по состоянию, пеньки, лён, шерсть и прочие чистят, чешут и приготавливают, а взрослые девочки из того делают пряжу и далее вырабатывают, также ткут шелковые и другие ленты, полотна и прочее… Девочки по очереди стряпают, хлеб пекут, моют, гладят, крахмалят, шьют и в прочих домашних работах упражняются. В эти же годы мальчики и девочки по часу на день обучаются писать и цифре, также Катехизису; притом же всем крайнейше наблюдать, чтобы воспитываемое юношество привыкло к трудолюбию и чистоте. По прошествию 14 или 15 лет должны как мужского, так и женского пола дети приготовиться к совершенному окончанию разных мастерств».

Это первое признание того, что девочки должны получать образование наравне с мальчиками.

Кроме сирот Бецкий предлагает «…брать на воспитание и надлежащие обучение бедных детей как из дворянства, так и из других чинов… По усмотрению же общего удовольствия в таком предприятии, можно будет еще со временем в эти школы и достаточных детей обоего пола принимать на содержание за умеренную плату».

Практически через 100 лет после открытия в Москве Воспитательного Дома, при императоре Александре II, будет утвержден Устав Малолетнего

Отделения московского Воспитательного дома. По этому Уставу, в малолетнее отделение принимаются: «…штаб- и обер-офицерские сироты обоего пола. В малолетнее отделение поступают сироты от двух с половиною до девяти с половиною лет. Круглые сироты принимаются на открывшиеся вакансии немедленно. Но при этом для сирот мужского пола ведется два очередных списка, из которых в один записываются сыновья штаб- и обер-офицеров, принадлежащих к потомственному дворянству, а в другой - к личному. Для сирот женского пола имеется один список, куда записываются без различия, принадлежат к дворянству потомственному или личному. Кроме сирот, поступающих на штатные вакансии, дозволяется также принимать пансионеров и пансионерок, по мере возможности помещения их, с платою по 86 рублей в год. Дети обоего пола разделяются на два возраста: младшие и старшие. В младшем возрасте дети обоего пола воспитываются в общем отделении под надзором и руководством особых надзирательниц, при уходе за ними нянек; в старшем же возрасте мальчики и девочки одни от других отделяются и поступают в особые для каждого пола классы. Девочки, достигшие от девяти с половиною до десяти с половиною лет, переходят для дальнейшего образования в Николаевский сиротский институт, куда поступают в августе месяце, после выпуска воспитанниц сего заведения».

Проанализировав устав, можно сделать вывод, что в целом произойдет незначительное уравнение в правах на образование мальчиков и девочек. Но это произойдет только через 100 лет, а пока вернемся к правовому положению женщин в образовании в XVIII веке.

В основу правового регулирования и дальнейшего развития не только мужского, но и женского образования был положен Высочайше утвержденный доклад Академии художеств Главного директора, генерал-поручика Бецкого «О воспитании юношества обоего пола» от 22 марта 1764 г.». В своем докладе Бецкий предлагает «…произвести сперва способом воспитания, так сказать, новую породу, или новых отцов и матерей, которые бы детям своим те же прямые и основательные правила в сердце вселить могли, какие получили они сами… Великое сие намерение исполнить нет совсем иного способа, как завести воспитательные училища для обоего пола детей … ».

5 мая 1764 г. Екатерина II издает указ «О воспитании благородных девиц в Санкт-Петербурге при Воскресенском монастыре; с приложением Устава и штата сего Воспитательного Общества», в котором говорится: «Для пользы всего Государства учреждены разные воспитательные училища благородного юношества на казенном иждивении; равное имея попечение и о благородных девицах, восхотели Мы учредить такое же воспитание; и потому назначаю в Санкт-Петербурге новостроящийся Воскресенский монастырь, в коем бы содержалось всегда до двухсот благородных девиц……Повелеваем Сенату напечатать сей Устав, разослать по всем губерниям, провинциям и городам, дабы ведая о сем новом учреждении, которое при освящении монастыря делом самым начнется будущего июня 28 сего года, каждый из дворян мог, ежели пожелает, дочерей своих в младенческих летах препоручать сему от Нас учрежденному воспитанию, так, как в Уставе предписано. Начальницею же к сему воспитанию определена уже Нами княжна Анна Долгорукова, а правительницею - умершего статского действительного советника де ла Фона вдова - Софья де ла Фон».

Согласно Уставу воспитания благородных девиц, «девушки, обучаемые в Смольном разделялись на четыре возраста: первый возраст - от 6 до 9 лет, в

этом возрасте девушки изучали все части воспитания и благонравия, исполнение закона и Катехизис, российский и иностранные языки, арифметику, рисование, танцы, музыка вокальная и инструментальная, шитье и вязание всякого рода; второй возраст - от 9 до 12 лет, продолжали изучать то же самое, что и в первом возрасте, но еще добавлялись география, история, некоторые части домостроительства; третий возраст - от 12 до 15 лет, продолжается изучение тех же предметов, что и в первых двух возрастах, но при этом еще добавляются словесные науки, к которым принадлежит чтение исторических и нравоучительных книг, часть архитектуры и геральдики, начинают действительно вступать в экономию по очереди; что же касается четвертого возраста - от 15 до 18 лет, то девушки изучают знание совершенное закона, все правила доброго воспитания, благонравия, светского обхождения и учтивости, повторение всего прежнего, в чем еще знания не имеют, во все части экономии действительно вступают по очереди».

В том же Уставе говорится: «Сверх предписанного здесь вообще обучения наукам и художествам, третьего возраста по две девицы ежедневно по очереди присматриваться должны на поварнях ко всем работам, какие на них отправляются, то есть, чтобы могли они знать все подробности, касающиеся до домашней экономии. Они же должны: 1) сами сочинять счеты дневным расходам и показывать оные госпоже учительнице со своими примечаниями; 2) чулки и прочие уборы иметь собственной работы, также и платье на себя умеют шить сами из даваемых материй, что и о четвертом возрасте разумеется; 3) представлять между собою некоторые драматические сочинения, нарочно для их употребления составленные».

За период правления Екатерины II в Смольном воспиталось 1316 дворянок и мещанок, из них 850 окончили курсы: 440 на благородной половине, 410- на мещанской.6

В Москве и Санкт-Петербурге были основаны приюты, «воспитывающие сироти незаконнорожденных детей; девочек там обучали рукоделию. Повсюду, в особенности в обеих столицах, возрастает количество частных пансионов: 1784 г. в Санкт-Петербурге их насчитывалось 26 и 10 - в Москве; 30% из них составляли подопечные женского пола».7 Е. Лихачева пишет: «На протяжении всего царствования Екатерины две самые образованные личности во всей России были женщины - сама императрица и княгиня Дашкова. Однако ни одна, ни другая не имели систематического образования в молодости. Эти две исключительные личности, озарившие путь более и более многочисленным им подобным, отметили всю политическую, общественную и культурную историю страны».8 Эти выдающиеся личности закладывают фундамент для дальнейшего развития прав женщин на получение образования в России.

Вскоре после смерти Екатерины II, в начале XIX века, деятельность пансионов начала приносить свои плоды. Новая руководительница образовательных учреждений Екатерины II - императрица Мария Федоровна свою деятельность на данном посту начинает с открытия институтов для благородных девиц, преимущественно бедных, в главных губернских городах.

6 Е. Щепкина«ИзисторииженскойличностивРоссии»СПб. 1914г.С. 109.

7 Э. Эндерлей«ЖенскоеобразованиевРоссииXVIIIвека».

8 Е. Лихачева«Материалыдляисторииженскогообразования 1086-1796 гг. С. 66.

К концу правления Александра I в Москве находилось 16 высших и средних учебных заведений, принадлежавших различным министерствам и ведомствам.9 Стоит привести еще один пример: «По штатам Министерства народного просвещения, утвержденным в 1804 г., за счет казны в Московской губернии должны были содержаться 13 уездных училищ. В училища принимали детей всех сословий, включая крепостных, как мальчиков (не моложе 8 лет), так и девочек (не старше 12 лет). Обучение было платным. Размер платы зависел от разных обстоятельств, и одним из них была принадлежность к конкретному полу. Так, за девочек платили в 1,5 раза больше, чем за мальчиков». Такая же дискриминация по отношению к девушкам проявлялась и в продолжительности занятий: если мальчиков учили с утра по 4 часа в день, то девочек - после обеда, и всего 2-3 часа, такое положение не могло не сказаться на уровне знаний девочек.

По составу учителей и учащихся образование в XVIII - начале XIX века в большей степени было мужским. Особенно данная тенденция видна в образовательных учреждениях Министерства народного просвещения, где не было женщин ни в роли преподавателей, ни среди учеников.

В 1804 г. утвержден Устав учебных заведений, подведомственных университетам. Этим уставом все учебные заведения империи разделялись на три рода: училища, гимназии, уездные училища и приходские, - все они, а также «и другие, под каким бы то ни было названием, училища и пансионы, находящиеся в губерниях, должны состоять в ведомстве и под управлением университетов. Но из этого всего исключаются те, которые по особенным обстоятельствам Высочайше вверены иному начальству». К числу последних принадлежали и женские учебные заведения, состоящие под покровительством, а в большинстве случаев под личным управлением Императрицы Марии». Таким образом, женское образование не должно было входить в круг действий правительства, заботы которого в этом отношении, особенно по высшему и среднему образованию, были обращены исключительно на организацию образования мужского. Из этого можно сделать вывод, что женское образование фактически выделилось в особую часть и было поставлено в нравственном и материальном отношении в самые благоприятные для его развития условия.

До 2-й половины XIX века распространением среднего женского образования в России занимались институты Ведомства учреждений Императрицы Марии, епархиальные духовные училища, где, помимо частных пансионов, женщины могли получить среднее или профессиональное образование.

Когда в 50-х годах XIX века собирались сведения о женских учебных заведениях, из большинства губерний начальство доносило, что в целой губернии нет ни одного учебного заведения для дочерей небогатых семейств, а во многих нет и частных женских пансионов.

Исходным пунктом преобразования учебной системы, к которому Министерство народного просвещения обратилось в самом начале царствования Императора Александра II, явился Всеподданнейший доклад министра А.С. Норова 5 марта 1856г., в котором было, в частности, сказано: «Обширная система народного образования до сих пор имела у нас в виду одну половину народонаселения - население мужского пола. Заведения, обязанные существованием своим и успехам высоким попечителям Августейшего Дома, предназначены для

9 «ОбразованиевМоскве - «Историяисовременность»С.65. дочерей одного сословия - дворян и чиновников. Лица среднего сословия в губернских и уездных городах лишены средств дать дочерям своим необходимое образование. Поэтому учреждение открытых школ для девиц в губернских и уездных городах даже в больших селениях было бы величайшим благодеянием для отечества». И несмотря на такую поддержку Министерства и Императора, в 1857 году было учреждено только одно открытое женское училище в Костроме.

Следующий этап реформы женского образования начинается в 1858 г. при министре Е.П. Ковалевском, когда было утверждено Положение «О женских учебных заведениях Министерства народного просвещения». В 1870 году это Положения будет заменено новым, по которому училища с шестилетним курсом были дополнены седьмым, педагогическим классом и переименованы в женские гимназии.

К концу правления Александра II в России, помимо 30 институтов, насчитывалось 103 женские гимназии, из них 76 принадлежали Министерству просвещения и 27 - Ведомству учреждений императрицы Марии.10 Особое место среди женского среднего образования занимала в то время гимназия С.Н. Фишера-это единственное женское учебное заведение в России с полным курсом мужской классической гимназии.

Развитие женского образования и проблема женской эмансипации ставят вопрос о необходимости получения женщинами высшего образования. Вопрос о допуске женщин в университет был серьезно поднят еще в начале 60-х годов XIX века при обсуждении университетского устава (утвержденного в 1863 г.), но так и не получил положительного разрешения вплоть до начала XX. Основными причинами в отказе лицам женского пола в получении высшего образования были, как было написано в одной из статей, следующие: «Если допустить женщин в университеты, то, разумеется, ничего кроме разврата не выйдет».11 Еще одной из причин было убеждение, что на женщине лежит обязанность по отношению к семье и самая главная её обязанность - это материнская. Университет, да и вообще образование, лишь отвлекали её от этих обязанностей. Считалось даже, что нельзя допускать женщин в университеты, т.к. они и без них переполнены. Но самым главным возражением, как пишет А.М. Щадрина, «является соображение чисто формального характера, возникающее из известного принятого министерством толкования университетского устава. Следует ли считать это толкование единственно правильным или, может быть, под «молодыми людьми, получившими от гимназии ведомства Министерства народного просвещения аттестат или свидетельство зрелости», о котором говорится в ст. 116 университетского устава, можно с успехом подразумевать и лиц женского пола».12

Начиная с 1868 года женщины России добиваются права на получение высшего образования. При поддержке профессора педагогики Паулсона открылись в апреле 1869 года первые гимназии у Аларчина моста Екатерининского канала. Они так и назывались - «Аларчинские курсы». В это же время начали работу первые университетские курсы по облегченной программе, и хотя они были смешанными, мужчины вскоре перестали посещать их. В 1869 г. в Москве открываются высшие женские курсы, так называемые «Лубянские». В 1872 г.

10 «ОбразованиевМоскве - «Историяисовременность». С.91.

11 Гражданин78 от 11 октября 1901г.

12 А. М. Щедрина:«Одопущенииженщинвуниверситет»С. 14.

открыты Высшие женские курсы профессора В.И. Герье. Министр образования Дмитрий Толстой, поначалу так не любивший женского образования, в 1876 году становится самым активным его сторонником. Постепенно открываются университетские курсы во многих крупных городах России, начиная с Казанского университета в 1876 году, затем в Киеве, Москве, Одессе, Харькове, Варшаве. Однако просуществовали эти курсы недолго. В связи с участием многих курсисток в революционном движении многие курсы, кроме Петербургских, были закрыты к середине 80-х. Самыми знаменитыми и продолжительными были Бестужевские курсы, названные так по имени историка Бестужева-Рюмина. Одним из инициаторов создания Высших женских (Бестужевских) курсов в Санкт-Петербурге была Философова А.П. По существу, они становятся первым женским университетом. Курсы открылись осенью 1878 года для женщин всех сословий и четыре года спустя выпустили 99 дипломированных специалисток.

«Активистки не покладая рук продолжали свою деятельность. Писались петиции к высоким чинам и богатым людям, способным выделить средства на обучение женщин, велась активная кампания в прессе для привлечения внимания общественности. Им на руку сыграло два важных фактора, а именно то, что общественное мнение уже созрело до принятия женской учености, и то, что правительство опасалось массового бегства жаждущих знания женщин в другие страны Европы, где они могли нахвататься более радикальных революционных идей».13

В 1883 году А.П. Философова, Н.В. Стасова, М.В. Трубникова получили официальное разрешение основать «Общество для поддержания Высших женских курсов». В члены входит не менее одной тысячи человек с Исполнительным Комитетом, включавшим таких выдающихся женщин, как Софья Ковалевская. Женские организации в других городах следовали их примеру.

В конце XIX - начале XX века с помощью усилий этих женщин Российская Империя превосходит Европу по широте и качеству женского образования. С момента первых шагов в области женского образования, которые сделаны были в 1724 г. указом Петра I, до начала XX века произошел огромный прорыв в области получения женщинами образования. И сейчас, получая образование, не стоит забывать, как трудно далось это право женщинам XVIII - XIX века.

13О.Г. Липовская«Женскиеименаврусскойистории»// Вселюдисестры. Бюллетень/ПЦГИСПб., 1994 г. 3 С.70.


Возврат к списку


Мгновенные сообщения XMPP