Вернуться к обычному виду





Первый раз на сайте?

Доброволец: какой он сегодня?

05.10.2010 «Добровольчество это такой же стратегический ресурс как нефть или газ, по крайней мере, на уровне государства. Но добровольческое движение со стороны государства не достаточно поддерживается. Мероприятия, которые позволяют быть включенными в эту деятельность не менее важны, чем программы по ЖКХ. Без людей, которые не могут пройти мимо каких-либо проблем все остальное не имеет значения», — отметила президент Института проблем гражданского общества, член Общественной палаты Мария Слободская.

М.Слободская проанализировала добровольческую деятельность на примере детских домов. «Это на 90% праздники, когда для ребят провели концерт, поиграли с ними, поцеловали. Да, это очень хорошо. Но если задуматься, это ли важно детям в детском доме? Им нужна семья. Добровольцы далеко не все могут взять ребенка себе, может быть следует добровольцам искать тех, кто смог бы взять детей в семью? Или, с другой стороны, для ребят важнее, если их научат тому, чему не учат в детском доме. Чтобы учить надо ходить в детский дом работать, а праздник провести один раз не сложно».

«То, что у многих организаций нет постоянных добровольцев говорит не только об организации, которая не сумела их заинтересовать, но и о самих добровольцах. Прибежать и убежать легко. Тем не менее, это замечательно, что у нас много людей, которые, скорее всего, не называют себя добровольцами, но многое делают. Большое количество добровольцев сегодня говорит о том, что, несмотря на стандартные представления, что „главное это карьера“, нашего человека так быстро не испортишь», — подчеркнула член ОП.

Сопредседатель рабочей группы по развитию благотворительности Елена Тополева-Солдунова, отметила, что по информации газеты «Ведомости», Фонд CAF отнес Россию на 138 место из 153 по развитию добровольчества в мире.

«Очень многое зависит от понимания того, что такое добровольчество. Специалисты CAF, которые пытались интерпретировать эту цифру, отмечали, что в России само  собой, что ты должен помочь соседу или близкому. А на Западе такие вещи воспринимаются по-иному», — подчеркнула она

О развитии добровольчества в Пермском крае рассказала Ольга Зубкова, руководитель АНО «Вектор дружбы»: «В Пермском крае добровольчество существует давно, но механизмом выстраивания этой деятельности не занимается никто. Добровольцы долгое время представлялись блаженными неуспешными людьми, готовыми выполнять любую грубую работу. В марте 2003 года был поднят вопрос о создании центра добровольчества. В рамках молодежного слета тогда прошел круглый стол, на котором был дан страт конкретным действиям ряда волонтерских организаций. Создание центра было инициировано молодежью. Систему развития добровольчества поддержала Администрация Перми, после чего у добровольческих организаций появилось желание профессионально развиваться. В этот момент многие добровольческие организации впервые узнали друг о друге и стали планировать совместные мероприятия.

Но в то же время, до сих пор жива конкуренция между различными организациями, чиновники извращают многие вещи. У нас создан реестр добровольческих организаций в виде интернет-ресурса. Теперь жители города знают, в каком районе с кем можно связаться. Есть и база тех, кто нуждается в помощи».

«За последние годы мы добились результатов в продвижении добровольчества, — согласилась с ней президент Российского центра развития добровольчества (МДМ), член рабочей группы Галина Бодренкова. — По данным ВШЭ, у нас сегодня 3% людей вовлечены в добровольчество и 40% хотят что-то делать в этом направлении. Вот для них нужно сегодня создать все условия».

Рассказывая об опыте международного сотрудничества, член Молодежного Мемориала г. Пермь Роберт Латыпов отметил, что иностранные добровольцы вынуждены каждые 3 месяца возвращаться продлевать визу и попросил внести в резолюцию круглого стола рекомендации оставить им возможность оставаться в нашей стране на год.

«Добровольцы приходят в организацию с самыми разными установками и задачами. И вы должны исследовать, кто к вам пришел, опросить, чтобы понять, на какую работу можно поставить этого человека, без чего вы можете поставить его на работу, которую он органически не приемлет», — подчеркнула Мария Слободская.

Член ОП рассказала о программе помощи малым библиотекам России 1993 года. «В программе не было ни одного штатного сотрудника, но мотивы добровольцев были нам известны. Либо они в прошлом были библиотекарями, либо учителями, которые понимали ценность книг. За 1992-1993 гг. добровольцы отработали 16 400 часов за год и полностью сделали программу: 3,5 миллиона книг они собрали и развезли по всей стране.

Доброволец пришел, потому что он этого хочет. Сотрудника ты можешь уволить, наказать, испортить ему трудовую книжку. Доброволец сам отвечает за свою работу, за всю цепочку событий, т.к. от его действий зависят другие люди. Если человек, который отвечал за то, чтобы куча книг была доставлена куда-то, заболевал, то он присылал кого-то еще. Это подход, при котором на добровольца возлагается в два раза больше ответственность, чем на штатного сотрудника. Я против того, чтобы добровольцев считали дополнительным ресурсом», — подчеркнула она.

Не оставили без внимания участники круглого стола и уникальный опыт добровольцев по ликвидации природных пожаров в этом году. Доброволец «Клуба волонтеров» Александр Хорошилов рассказал об организации волонтерских поездок на тушение лесных пожаров в Рязанской области: «Мы занимаемся помощью детям, привозим им мастер-классы. Сама по себе помощь как привоз вещей это не наша специальность. И совершенно случайно получилось, что мы поехали помогать в Рязанскую область. Я увидел в интернете сообщение координатора движения «Старость в радость», это был крик души девушки, которая помнит, как в детстве отдыхала в деревне Криуши, которая этим летом сгорела. Периодически нам люди приносят вещи, и оказалось, что у организации «Старость в радость» их тоже немало, но некому развозить. И мы пришли им на помощь. Оперативно работать позволял Живой Журнал в Интернете. Когда мы приехали в деревню, то первое, о чем меня спросил сотрудник МЧС: «А вы не привезли респираторы»?

По его словам, в деревне не было мужчин, они все тушили пожары в лесу. Мужчины вышли срубить часть леса и сделали зону опашки. Когда приезжали добровольцы, сотрудники МЧС просили их мыть машины, раскладывать вещи, что могли бы делать сами погорельцы.

«Нас было 20 человек, мы обеспечили каждого защитными очками, респираторами (искали неделю), все приехали с теми средствами тушения, с которыми должны были приехать. Это не сложно, если хорошо подготовить поездку, если построить так взаимоотношения, чтобы все как в армии подчинялись руководителю», — отметил Александр Хорошилов.

Доброволец рассказал, что у многих сотрудников МЧС, с которыми ему приходилось тушить пожары, отсутствовали средства индивидуальной защиты, у пожарных — рукава для тушения. Он также вспомнил, что солдат инженерных войск, прокладывающих трубопровод от озера к торфяному пожару в Рязанской области, на целый месяц оставили без еды. Весь месяц военные «просидели на волонтерском пайке». Как и многие прочие добровольцы А. Хорошилов предложил свою помощь местным властям.

«Думаю, если бы в этот момент CAF измерили уровень добровольчества, то со 138 места мы бы поднялись значительно выше», — считает член ОП Елена Тополева-Солдунова.

По итогам круглого стола будет принята резолюция.

Пресс-служба Общественной палаты

Возврат к списку



Система планирования отсутствий